КАРТА САЙТА
Sibnet.ru
Sibnet.ru

Sibnet.ru — это информационно-развлекательный интернет-проект, ориентированный на широкий круг Сибирского региона.
По данным Rambler Top100, Sibnet.ru является самым популярным порталом в Сибири.

Контакты:
АО "Ринет"
ОГРН 1025402475856
г. Новосибирск, ул. Якушева, д. 37, 3 этаж
отдел рекламы:
(383) 347-10-50, 347-06-78, 347-22-11, 347-03-97

Редакция: (383) 347-86-84

Техподдержка:
help.sibnet.ru
Авторизируйтесь,
чтобы продолжить
Некоторые функции доступны только зарегистрированным пользователям
Неправильный логин или пароль

Внимание! Теперь для входа на форум необходимо вводить единый пароль регистрации сервисов sibnet.ru!

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )



 
Ответить в эту темуОткрыть новую тему
> Лилия Сейфуллина. Часть3, Одна из основателей советской литературы
Rescepter
сообщение 8.10.2017, 15:43
Сообщение #1


Поддерживает разговор
Group Icon


Группа: Пользователи
Сообщений: 111
Регистрация: 10.8.2015
Пользователь №: 533 057



Репутация:   1  


«Я была аполитична, а аполитичного искусства нет».

Особую популярность произведениям Л.Н. Сейфуллиной обеспечивало её художественное мастерство. Повествования писательницы наибольшей образной и выразительной силы достигали при изображении простых, близких к природе людей, жителей сельских поселений. Её повести и рассказы, написанные в городе и про город, оказались качественно не столь впечатляющими.

Сейфуллина живо и красочно рассказывала об острой классовой борьбе и расслоении в деревне. Она масштабно видела и глубоко знала предреволюционную деревню – бурлящую, мятежную, поворотную, её самые широкие слои. Писательница изображала деревенскую жизнь сочувственно, отстаивая интересы работящих, но бедных селян. Эта характерная черта пронизывала всё творчество Лидии Сейфуллиной в 1920-е годы.Её современник , известный русский писатель и критик Александр Воронский подчеркивал: «Сейфуллина- бытописательница не деревни вообще, суммарной, не сибирского или оренбургского мужика, а деревенской бедноты, впервые реально ощутившей свою силу. В этом её первая особенность как художника».

Знаток жизни и быта русской досоветской деревни, Л.Н.Сейфуллина превосходно знала крестьянский язык. Художественно рисуя крестьянскую массу воодушевленной, активно действующей, писательница широко пользовалась приёмом многоголосия. Речь её литературных героев колоритна и образна.
Литературный язык и стилевые особенности деревенской прозы Лидии Сейфулиной во многом определили уклад жизни и душевное устроение оренбургской деревни, крестьян степного края. Свои литературные произведения Сейфуллина писала скупо, сдержанно, просто, но короткими и аскетичными строчками она раскрывала целую эпоху. Её повести и рассказы отличаются динамизмом и экспрессивностью. Такие речевая манера и построение фраз явно соотносимы с драматизмом и напряжённостью изображаемых событий. В сейфуллинских сочинениях сочеталась жестокая правдивость и вера в победу справедливости.

Лидия Сейфуллина пришла к литературу человеком идейно и политически зрелым, имея за плечами богатый жизненный опыт. Ей было о чём поведать другим людям, её переполняли те жизненные впечатления, которые обрела она ко времени создания своих первых произведений. В них писательница торопилась рассказать о быстро текущих событиях, трудных явлениях, многоликих и необычных фактах. Может, именно отсюда тот присущий литературным работам Сейфуллиной «телеграфный стиль», эти сгустки событий и концентрированные характеры. По этому поводу много споров вызвала её первая повесть «Четыре главы». О её литературном строе говорили в типографии наборщики, спорили читатели, размышляли критики. Непривычными, необычными были короткие, отрывочные, рубленые фразы. Кололи глаза точки, словно гвозди, заколоченные после каждых шести-семи-восьми слов. Раздражали предложения, как бы написанные на бегу, в движении, задыхающимся от переполняющих чувств и мыслей человеком. Оценивая свою первую повесть, Сейфуллина признавалась: «...стремясь создать исключительно короткие фразы, я создала тягостные запинки для читателя». Максим Горький, характеризуя подобную манеру литературного письма, как то сказал, что «короткая строка оправдана лишь в моментах наиболее напряжённого действия, быстрой смены жестов, настроений».

Произведения Л.Н.Сейфуллиной написаны в реалистической манере, подкупают яркостью изображения пореволюционной деревни, меткостью зарисовок, умением писателя применить принцип «местного колорита» для показа своеобразия изображаемого объекта. Несомненные достоинства произведений Сейфуллиной – это живой экспрессивный диалог, который хорошо раскрывает характеры действующих лиц; сочная и натуралистически верная обрисовка облика главных героев; увлекательное повествование через впечатляющую и доходчивую до сознания форму «сказа». Писательница слабее в сюжетном построении своих повестей и рассказов. Они порой легко распадаются на отдельные сюжетные куски. Существенным недостатком композиции произведений является хроникальность и подчас путанная перебивка излагаемых тем. Месте с тем, сами по себе отдельные события, образы автором даны ярко и динамично.

Герои основных литературных произведений Сейфуллиной (Анна и Владимир в «Четырёх главах», Софрон из «Перегноя», Виринея и Павел в «Виринее») это люди, разными путями пришедшие в Революцию. Дороги у их были разные, но всех объединила одна главная цель. Они двигались вперёд, стремились к новизне и справедливости, не оставались равнодушными к окружающему. Боролись за человеческую правду и нравственную истину, порой коряво, грубо, выявляя в себе «звериное», «жестокое». Этими своеобразными людскими проявлениями Лидия Сейфуллина отнюдь не любовалась. Она реально отображала то, что в то грозное и лихое пореволюционное время происходило в самых широких массах русской деревни.Многие герои её повестей по личной неподготовленности не могли бы дать объективную оценку себе и своим необычным поступкам . Эту непростую морально-этическую работу могла и сделала Лидия Сейфуллина. Однако, тогда, после выхода в свет её главных книг, среди советских литературоведов и критиков находились те, которые пытались обвинить писательницу в излишнем снисхождении и даже одобрении в своих героях стихийного начала, интуитивных, незрячих действий.

Творческий багаж Лидии Сейфуллиной, в общем-то, невелик. Наверное, она могла бы написать значительно больше. Даже Максим Горький поругивал её за это. Главная причина этой литературной «скупости» заключалась в том, что Сейфуллина не желала (точнее говоря, не могла) писать, как она считала,
«в угоду тенденции». Как-то, она обмолвилась: «Я была аполитична, а аполитичного искусства нет».
С окончанием НЭП в стране был взят курс на индустриализацию. В 1927г. началась эпоха масштабной модернизации страны: строительство больших городов , создание новых крупных промышленных производств, ускоренное развитие транспортных коммуникаций. Эти циклопические хозяйственные и социальные процессы вовлекли в свою орбиту миллионы простых людей и интеллигентов, в большинстве своём вышедших из крестьянской деревни и окраинных малых городских поселений. Выросли новые поколения населения, зарождались новые формы быта и общественных отношений. Активизация масс и созидательная работа, современные трудовые и социокультурные явления и события, требовали своего отражения в сознании обновлённого общества. В советской литературе на первое место постепенно вышла индустриальная тема. Пионерами её освоения выступили прозаики Фёдор Гладков (роман «Цемент», 1925г.) и Николай Ляшко (повесть «Доменная печь», 1926г.).
Предметом художественного изображения ведущих писателей конца 1920-х и последующих 1930-х годов становятся индустриальные гиганты. Юрий Олеша в романе «Зависть» (1927г.) раскрыл психологические противоречия между руководителями строительства гигантского сосисочного комбината. Леонид Леонов в романе «Соть» (1930 г.) воспел суровую героику борьбы «чернорабочих» первой пятилетки против защитников вековой «тишины».Мариэтта Шагинян в романе «Гидроцентраль» (1931 г.) дала картину возведения мощных гидростанций. Валентин Катаев в романе «Время,вперед!» (1932г.)рассказал о соревновательных отношениях строителей Магнитогорска с рабочими Харькова. Константин Паустовский в романе «Кара-Бугаз» (1932 г.)повествовал об освоении минеральных богатств Кара-Бугазского залива. Леонид Леонов в романе «Скутаревский» (1932г.) дал глубокий анализ эволюции самобытного и с глубоким мироощущением ученого-физика, преодолевающего индивидуализм и осознающего великий смысл своего участия в пятилетке. Николай Погодин в пьесе «Аристократы» (1934 г.) показал перевоспитание бывших преступников, работающих на строительстве Беломорского канала.
Романы «День второй» и «Не переводя дыхания» (1934.г, и 1935г.) Илья Эренбурга посвящены тому, как в трудных условиях люди самоотверженно возводят стройку, этически изменяясь и личностно вырастая.

Лидия Сейфуллина продолжала создавать произведения в своей освоенной литературной нише и по сложившейся писательской манере. В 1926-1933гг. у нее вышли в печати повести и рассказы: «Налёт»(1926г.), «Линюхина Степанида» (1927г.), «Поневоле», «Выхваль» («Певец» (1929г.»), «Чужая»,«Встреча», «Из дневника охотника», «Собственность» (1933г.), «Таня»(1934г.) и некоторые другие. Они в основном обращены к темам дореволюционного прошлого деревни, а в новом крестьянском быте и устройстве ухватывают лишь несложные сюжеты и конфликты. С переходом страны к развернутому строительству социализма Сейфулллина стала отставать от требований революционного реализма. Так, в повести «Выхваль» попреки действительности писательница показывает в советской деревне господство индивидуалистической собственнической тенденции.

С конца 1920-х годов для Л.Н.Сейуллиной начался сложный период, её творческая активность значительно снизилась.Писательница остро переживала, мучительно пыталась понять причины происходящего. Одной из них она считала то, что никак не могла освоить новый для неё материал, то есть ощутить себя в новых общественных условиях, в новой социальной обстановке. Она честно пыталась окунуться в неведомую ей жизнь, старалась узнать, чем, какими заботами живёт современный рабочий, что его волнует, что ему дорого. Для этого Лидия Николаевна уехала в Ленинград, где на заводе резиновой продукции «Красный треугольник» полтора месяца проработала у станка. Она также бывала на заводах в Свердловске и Магнитогорск. Но всё, что тогда она увидела, о чём услышала было «не то». Тогда, видимо лично для себя, Лидия Сейфуллина сочла, что, оторвавшись от деревенской темы, она так и не сможет переключиться на тематику заводскую, городскую.Ей предлагали писать о заводах, о социалистическом строительстве, но крестьянство всё равно было ближе. Изменить себя в литературном творчестве Лидия Николаевна не могла.
Однако, и данном поприще писательский потенциал Сейфуллиной был невелик.К концу 1920-х годов писательница поисчерпала запасы своей памяти о дореволюционной деревне, о начальном периоде установления советской власти в деревне. Состояние же нынешней деревенской жизни, претерпевающей социалистическую реформаторскую перестройку, она толком не знала. Из сельской местности с мужем в город уехали давно: в 1918г.- Новониколаевск, в 1921г. - Челябинск, в 1923г.-в Москву. К тому же, читательский интерес к деревенской теме почти угас. По- писательски «осваивать» новую хозяйственную, социальную и интеллектуальную обстановку в деревенской сфере страны Сейфуллина не была готова ни психологически, ни физически.

Была и другая причина, усугублявшая творческий застой Сейфуллиной. Её донимали настойчивые оскорбительные нападки критиков литературных групп пролетарских писателей «Кузница»,
«Октябрь», «Молодая гвардия»(так наз. напостовцы),ассоциации российских пролетарских писателей (РАПП). В 1925 - 1933 годах о художественных произведениях писательницы говорили самые неприятные вещи. Её обвиняли в очернительстве, намеренном искажении советской действительности, называли «провинциальной литературщиной», судили, как о будто бы профессиональной серости и бездарности, издевались над стилем её литературных работ.Заявляли, будто «Под кистью писательницы деревня приобретает черты хаоса, и в этом хаосе действуют единицы… цепь случайных, внутренне неоправданных событий».В защиту творчества Лидии Сейфулиной выступила российская журналистка, поэтесса, писательница Лариса Рейснер, революционерка и участница гражданской войны в России. В статье «Против литературного бандитизма» («Журналист»,№1,1926 г.) она заявила: « сила таких писателей, как Сейфуллина, в том, что они бесстрашными глазами умели видеть мрак, ужас, жестокость и мерзость старой, дореволюционной деревни, во всем своем старом рубище перешагнувшей в новую эпоху, и то великое и революционное, что поднялось из этого мрака и мерзости по зову революции».

Несправедливая, подчас просто злобная критика негативно отразилась на по¬следующем творчестве Лидии Сейфуллиной. У её развилась повышенная до болезненности требовательность к себе, а следствием этого стали закрепощение, скованность литературной работы. Она стала писать медленно, помногу раз переписывая, перерабатывая свои произведения. И всё же сама оставалась ими недовольной.
Со временем жизнь писательницы становится сложнее... Она всё дальше уходит от тех идеалов, которым верила. Наступал творческий кризис. Лидия Николаевна называла это время «чёрным периодом». Начались болезни, операция, бытовые трудности. По свидетельству Корнея Чуковского (1932г.), порой Сейфуллиной было так плохо, что она пила, много курила, её мучили сердечные приступы. В театре провалилась её пьеса «Попутчики»(1933г.). Писательница начала было работать над большой повестью «Страна». Однако,из семи готовых глав, сама забраковала шесть. В итоге из оставшегося материала хватило лишь один рассказ «Таня», в котором впервые в советской литературе говорилось о репрессиях в стране. Рассказ был напечатан в 1934г. году в журнале «Новый мир».

Правды ради, надо сказать, что у многих русских писателей, в 1920-х годах хорошо начавших литературную деятельность, потом сложилась аналогичная нерадостная судьба. Их первые книги были написаны в молодости, когда авторы были романтиками. Были яркий взлет и известность. Потом начались неудачи, разочарование, пошла «не та жизнь», о которой они мечтали. Не было необходимого душевного подъема, книги плохо писались, ещё хуже издавались. Так случилось с С.Есениным, Ю. Либединским, Бруно Ясенским,В. Киршоном, И.Бабелем ,А.Фадеевым. Некоторые писатели, которые закладывали основы советской литературы, её классики, ослепительно вспыхнув в первые годы новой, пореволюционной жизни, потом годы и десятилетия ничего не публиковали, занимались чем угодно, кроме литературы.

Итак, шумная слава писательницы Лидии Сейфуллиной оказалась недолгой. Изумляющее творческое горение вскоре сменилось жестоким и продолжительным кризисом, высокие оценки литературоведов уступили место грубым и беспощадным наскокам критиков. Вместо чуть ли не ежегодного собрания сочинений — лишь редкое появление отдельных книжек Сейфуллиной, которые при их издании в редакциях пытались бесцеремонно править её литературный стиль. Оппоненты утверждали, что будто бы писательница искажает представление читателя о языке революционной деревни.

Тяжёлую психологическую драму Лидия Сейфуллина пережила в связи с арестом (16.08.1937г.) и последующим (28.08.1938г.) расстрелом своего мужа, Валериана Правдухина.Он был осужден Военной коллегией Верховного Суда СССР по так называемому делу о троцкистской группе в литературе ( Авербах, Макарьев, Воронский, Горелов, Добин, Майзель и другие ). На следствии Правдухин дал некоторые показания по указанным литературным деятелям. Считается, что тем самым он оговорил себя. (В.П. Правдухин реабилитирован посмертно 04.08.1956г.)
Несомненно, что эта семейная трагедия негативно сказалась на жизненной и литературной судьбе Лидии Николаевны. В этот сложный период и дальнейшие годы Сейфуллина постепенно была отстранена от общественных дел в Союзе писателей. Книги её стали переиздаваться всё реже.

После войны 1941-1945 годов Лидия Сейфуллина много трудилась над литературными текстами, но её работы почти не выходили. Она жила вместе с младшей сестрой Зоей, семью которой ещё до войны позвала к себе на квартиру. Своих детей у писательницы не было и она помогала Зое растить её детей. Но чувство одиночества, порой отступавшее под напором всяческих житейских забот, возвращалось вновь и вновь. Жизнь Лидии Николаевны скрашивали регулярные встречи с молодыми советскими писателями. Они тянулись к ней, и она никого не отталкивала. Лидия Николаевна обладала удивительной способностью заглянуть в самую душу начинающего автора, сказать ему всю правду, порой огорчительную, и всё же ободрить его, направить на верный путь.

В 1946г. Л.Н.Сейфуллина выступила в защиту нестандартного творчества писателей Анны Ахматовой и Михаила Зощенко от резких, необоснованных нападок и обвинений идеологических органов, хотя за это аналогичная опасность, грозила ей самой. Сейфуллина как-то высказалась по этому поводу :«Я была аполитична, а аполитичного искусства нет».


После продолжительной тяжёлой болезни Лидия Николаевна Сейфуллина ушла из жизни 25 апреля 1954г. Она похоронена на Введенском кладбище Москвы, где покоятся выдающиеся деятели культуры, литературы и искусства.
После её смерти крупный советский писатель, руководитель секции прозы Московского отделения Союза писателей СССР Константин Федин с горечью писал: «Умерла писательница, называемая в критике (в некрологической во всяком случае) одной из основоположниц советской литературы. Но никто из продолжателей основоположницы не сказал о ней ни единого серьёзного доброго или ещё какого слова. Вся критика не подумала отметить уход человека одарённого, сильного, писателя своеобычного, начинавшего движение, из которого действительно росла и выросла советская литература,— движение 20-х годов. Я говорю о Лидии Николаевне Сейфуллиной. .. И посмотрите, как коротка наша память».

Осенью 1955г.,у себя на даче в Переделкино (под Москвой), председатель правления Союза писателей СССР Александр Фадеев сказал Зое Сейфуллиной, сестре писательницы: «Плохо мы все берегли её и оттого так рано потеряли! Потеряли чудесного человека, беспощадно правдивого товарища. Она не знала иезуитской заповеди: «Падающего толкни!». Лида обладала какой-то настоящей прямотой души. Зачастую её прямота и задевала людей, но ей как-то все прощалось, оттого, может быть, что от великой человеческой любви своей она безошибочно вовремя подавала падающему дружескую руку помощи. Как никто, она понимала путь и труд писателя со всеми сложными и неизбежными срывами творчества, у неё было огромное чувство ответственности и к себе как к писателю. Она обладала скромностью настоящего писателя, презирая ремесленников, и никогда не скрывала этого...Однажды в жарком споре со мной она сказала: «У каждого своя Голгофа — когда-нибудь ты, Саша, поймешь меня». Теперь я её понял...».

Однако время расставило всё по своим местам. Миновала шумная слава — осталась искренняя признательность потомков. Произведения Л.Н.Сейфуллиной, глубоко и правдиво отразившие сложность первых послереволюционных лет, и в настоящее время имеют всеобъемлющее, глубокое значение. Как и любителей литературы 1920-1930-х годов современных читателей восхищают её повести «Четыре главы», «Правонарушители», «Перегной»,«Виринея» —чистейшей воды литературные бриллианты. В них многими гранями сверкает талант Сейфуллиной, маленькой черноволосой женщины с большими тёмными глазами.

В Москве, недалеко от Красной площади, на одном из зданий в Камергерском переулке, висит памятная доска, рассказывающая о том, что в этом доме жила известная писательница Л.Н. Сейфуллина.

PS. При написании всей статьи в целом использованы материалы российских литературоведов и критиков А.Горшенина, Г.Добыша, А.Коптелова, А.Шмакова, Н.Яновского.



Окончание.
Пользователь в офлайнеКарточка пользователяОтправить личное сообщение
Вернуться в начало страницы
+Ответить с цитированием данного сообщения

Быстрый ответОтветить в эту темуОткрыть новую тему
1 чел. просматривают этот форум (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

> Быстрый ответ

 Отправлять уведомления об ответах на e-mail |  Включить смайлики |  Добавить подпись

   

 

Текстовая версия Сейчас: 21.5.2024, 2:36
Редакция: (383) 347-86-84

Техподдержка:
help.sibnet.ru
Размещение рекламы:
тел: (383) 347-06-78, 347-10-50

Правила использования материалов